makeeva: (dura)
В качестве эпиграфа - старый-старый анекдот: вылезают два червячка из навозной кучи. Червячок поменьше спрашивает: - Папа, а хорошо жить в яблочке? - Хорошо, сынок! - Папа, а хорошо жить в клубничке? - Хорошо, сынок! - А в картошечке? - Ох, хорошо, сынок! - Папа, а почему мы тогда живем в говне? - Потому что ЭТО НАША РОДИНА, СЫНОК.

Я всегда подозревала, что мне прилетит за мою горячую музыкально-поэтическую любовь к "этой нашей родине" - но полагала, что прилетит с какой-нибудь другой стороны жизни: дорогой работадатель, например, проведает, чем балуются его старшие советники на досуге и решит, что баловство это несовместно с высокой должностью... или нарисуется рядышком какой-нибудь вежливый человек в сером с мертвыми глазами и попросит вести себя поскромнее, а то как бы чего не вышло. Но, согласно последним данным разведки, прилетело совсем с другой стороны, от коллег по цеху :-) Оказывается, отсутствие патриотизма и неуважение к святыням пугает почтенную бардовскую публику, вгоняет в праведный гнев и требует отмщения - но такого тихого отмщения, закулисного: современные профсоюзы обсуждают и выносят и без отмашки сверху, и без присутствия снизу :-) В общем, если кто-то еще сомневался, что совок вернулся и форевер - так не сомневайтесь.

Пора, пора взять уже себя в руки и дописать цикл-посвящение Галичу. Дважды бралась, дважды бросала, а теперь вот просто the must. Хотя, с другой стороны, импортозамещение головного мозга не лечится, так стоит ли трудиться?..

А на закуску вот вам и объект остракизма: Песенка о безответной любви к Родине. Буду ее теперь обязательно петь на всех концертах - если позовут, конечно, с таким безобразием на концерт :-)

Утомленный любовью
Безответной и горькой,
Над рекой на пригорке
Сидит поэт
С банкой гадкого пива,
Весь плакучий, как ива,
Даль туманно-тосклива,
Простору нет.

А Она его не замечает,
Гордостью и дуростью сильна:
То елей источает,
То козлов привечает
И души в них не чает -
Ох, Родина!

Так мечталось поэту
Прокричать всему свету,
Как он мощную эту
Бабищу лю.
Но обла и стозевна,
Брызжет ядом царевна
И выходит плачевно -
Не лю, но блю.

Тяжело любить такую дуру,
Как доить колхозную свинью...
Не войти трубадуру
В мировую культуру,
Воспевая натуру
Подобную.

Неопрятен и жалок
Как гнилой полушалок,
Пьет поэт - что, пожалуй,
Легко понять.
Ветер мусор колышет,
Едут скорбные крыши,
И безумием дышит
Родина-мать.
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios